John Utarar

John Utarar

Интервью Кокраша с John Utarar

Представляем интервью с рэпером из самой холодной точки Якутии, самого что ни на есть полюса холода — Оймякона. Максим Егоров рассказал, как в Ойми зарождалась хип-хоп культура, в каких суровых условиях ему приходилось трудиться, ради денег. О новом альбоме, девушках, связи с небом и многом другом.

— Привет, Макс! Как дела? Наконец-то настал день нашего с тобой интервью. Начнем, расскажи о себе как о человеке.
— Привет! Дела, по моим расчетам, скоро пойдут вверх, а пока по умолчанию. Я кратко расскажу о себе. Родом из Оймяконского улуса, село Орто-Балаган. 1986 года рождения, весы. В 2012 году закончил СВФУ, кафедру экологии. Предприниматель. Прописан в Ойми (прим. ред. Оймякон), а живу в городе.

— А теперь расскажи о себе как о творческой личности.
— Как творческую личность я себя обнаружил 10 лет назад, а с рэпом познакомился еще в далеком 1997 году. Тогда я еще учился в 5 классе. Мой старший брат коллекционировал кассеты из серий «Rapsody». В общем, на всю деревню было только 5 кассет. Их он заказывал по почте и одалживал у друзей. Там были трэки таких исполнителей, как «Down Low» Dr. Dre, «Black Attack», Xzibit и др. Но я тогда еще не полностью понимал хип-хоп культуру. В 2000 году я поехал на год учиться в Нерюнгри, в гимназию для одаренных (смеется). Впрочем, гимназист из меня получился так себе, зато я ближе познакомился с рэпом. Вот были времена, не то, что сейчас, хип-хопом был пропитан весь воздух. Золотые времена, не передать словами. Я влюбился в эту культуру сразу, как только услышал композиции на русском языке. Тогда наступил бум русского рэпа. Я знал все песни ДеЦла и Бэд Би наизусть. У меня на районе были самые широкие джинсы и балахон. Они даже моему отцу были большими.

— И когда ты сам взялся за микрофон?
— 2001 году я вернулся в Ойми, привез с собой хип-хоп и много кассет с рэпом. Было полно временных рэперов, все они относились к рэпу как к моде. Конечно, слушали и мои друзья. Но ведь быть рэпером и слушать рэп — это две разные вещи. В моем улусе никто не занимался рэпом и особо не приветствовал это занятие. Следовательно, никто не делал бит, не записывал, не сочинял. Только слышал, что в Нере есть рэперы, но на них так и не вышел. Этим, наверное, и объясняется мой поздний старт в написании куплетов с последующей записью. Может быть, если бы кто-то записывал, делал бит, я бы пришел к этому как многие — в 10 – 11 классах. Но такого не случилось. По окончанию школы поступил в ЯСХТ на охотоведа. И до диплома, а это было уже в 2006 году, я числился слушателем. Конечно, писал немного, но я бы это песнями назвать не решился. Не умел выражать мысли и составлять куплеты.
Окончил техникум и осенью вернулся домой в Ойми, на работу устроиться не получилось. Я жил с отцом, и отношения у нас были не из лучших. Когда похолодало, работал лесорубом. Ночевали в ледяной будке прямо в лесу. Там, когда засыпали, кружка с чаем, которая оставалась на столе, за ночь успевала полностью остыть и заледенеть. Той осенью я много думал о жизни, рассуждал — в чем смысл? Мне казалось, что выхода нет, все как будто катится к чертям. Начал часто выпивать, в те времена нечем было отвлечь себя от суеты. И в один вечер, в начале октября, включив перед собой магнитолу, поставил бит, который сделал еще за год, в городе. И сразу пришли мысли, я очень быстро написал свой первый трэк «Танара». Песню о боге. В куплетах просил, чтобы он помог мне. Через несколько дней записал трэк на кассету, через DVD-караоке. До весны написал еще около 10 полноценных песен. Так появились: «Куьун», «Кунтэн кун», «О5олорго буолбатах», «Старая школа», «Хара дьыбар», «Туунну атыыьыттар» и др. Я их когда-нибудь выпущу отдельно, как альбом 2006 года.
Ах, да — тогда я еще двигался под ником Айыл5ан. Был а-ля первым рэпером с якутским именем. Потом, на следующий год, поступил в ЯГУ. На первом курсе особо не сочинял. Серьезная запись состоялась лишь в январе 2010 года. Я жил по соседству с рэперами из группы «Black B». У них было что-то вроде студии. Познакомился с ними и рассказал о своих планах в рэпе. Они меня внимательно выслушали и согласились записать. Так появился трэк «Ньургун», который я посвятил погибшему другу.

— У тебя недавно вышел альбом «Айыл5алипсис». Что это за продукт такой?
— «Айыл5алипсис билигин» — это мой архивный альбом, который я записал в период с 2006 по 2012 годы. Конечно, это всего лишь 10% от материала тех лет. Изначально, это были пробные записи, которые просто хранились у меня на харде. Половину тем записал сам через караоке-систему, подключенную к ноутбуку с программой «Аудишн 1.5».
Название «Айыл5алипсис» — производное от моего прежнего ника Айыл5ан и слова апокалипсис. Похоже на название альбома Тупака «Tupacalypse now», позаимствованное из названия фильма «Апокалипсис сегодня». Вдохновленный этим альбомом, я взял за основу ту же структуру. В переводе на русский язык «Откровения Айыл5ана сейчас». Решил из старых трэков сделать альбом, несмотря на то, что в большинстве своем они плохого качества. Думаю, ценители лирики, философии и андеграунда это оценят. В готовящейся пластинке будет много рассуждений о смысле жизни, смерти, буднях в якутских селах.

— Когда ты показывал свои текстовики, я не заметил ни одного исправления. Давай же, признайся, что это перекатанные на чистовик куплеты, а исходники — это исписанные корявым почерком и сотни раз перечеркнутые листы писчей бумаги.
— Это и есть оригинальные листы с текстами. У меня таких дома примерно 20 тетрадей, и все без исправлений. Не знаю, почему так получается. Но догадываюсь, что это все потому, что я никогда не пытаюсь писать куплеты насильно. Я просто жду момент вдохновения. Муза приходит, когда ты реально чем-то обеспокоен или когда у тебя внутри есть боль, которая хочет выйти наружу. Я называю это «Блютуз с небом», я просто выставляю свои антенны и не сочиняю, а списываю готовые тексты, которые за меня кто-то пишет — бог или писарь бога.
Когда это происходит, я особо не думаю, просто пишу без остановки. Три куплета и припев подряд, минут 20-30 и текст готов. Самые глубокие по смыслу песни написаны именно в таком состоянии. Это как будто пророчество. А вот когда пишу про любовь или девушек, вот тогда я сочиняю. Я долго думаю, хочу, чтобы мой сценарий отличался от других любовных рассказов. Хотя, чисто про любовь у меня 2 или 3 куплета. А песни с комплиментами, про прекрасную особу, с восхищением, их у меня несколько, около десяти. С целью привлечь слушателей, в новом альбоме постараюсь уделить больше внимания этой теме. А то все говорят, что я пишу один негатив.

— Какой рэп слушаешь помимо Тупака?
— До 2004 года слушал русский рэп: «Многоточие», «ЮГ», «Nonamerz», «13 B-SIDE Clique», «Злой Дух», «D.O.B. Community», «Bad Balance», Fist, Паук и др. В 2005-м перешел на американский рэп: 50 Cent, Eminem, «G-Unit», Snoop Dogg. Как раз в то время русский рэп начал уродоваться, что продолжается и поныне. Из современных российских эмси, отметил бы Кравца и Оксимирона. С 2008 года наравне с Тупаком стал слушать Бигги. Позже: Big L, Rakim, Nas, «Wu-Tang», «Onyx», «Mobb Deep» и «NWA».
Что касается нашей республики, то слушаю не только рэп. Мне очень нравятся песни Байбала, Лэгэнтэй, Анатолия Бурнашева, Аскалона, Еремеева, Кюннэй, Сайсары и Умсууры. Очень нравится древний стиль пения Дэгэрэнг. Иногда и сам пою в таком стиле, только когда я на природе, на охоте и так далее. Хотел бы сделать песню с Умсуурой, я даже написал свои рэп-куплеты к ее песне. Мне очень нравится ее голос!
Насчет рэпа в Якутии, я не особо этим увлекаюсь, но есть отдельные трэки и исполнители, достойные внимания. Скажу так, Джида и Фиеста – несмотря на мейнстримовость, ветераны сахарэпа. Вайлд — отличная техника, но для некоторых тоже уже мэйнстрим. ба Бай — это русский рэп. Есть еще парни с хорошим потенциалом, это Маахта, Албын Саьыл, Мистер Крейди.

— Я не знаю ни одного сахарэпера, который бы так много писал о боге и смерти. Надеюсь, в следующем альбоме мы услышим хотя бы одну песенку про таптал?
— Да, ранняя лирика у меня была на подъем тяжелой. В основном почему-то рассуждал о своей смерти. Тогда не был знаком с творчеством Шакура, не знал его биографию и это не оттуда. Писал про рай, про бога. В общем, был мыслителем. Боялся того, что не смогу или не успею сотворить великие дела своей жизни. Не понимал, для чего вообще родился на свет и так далее.
А в последнее время я люблю жизнь и ценить её. В новом альбоме, где выступил под именем John Utarar, много позитивных трэков. Это новый взгляд на жизнь после Айыл5ана. Там есть криминальные темы, клубные, про девушек и, конечно же, философские. Этот альбом многогранен. Но все равно есть одна песня про смерть «Ёлуу ынырара» (Зов смерти). Музыка готова, текст есть, почему бы не записать? Но это будет в последний раз. Все эмси только переходят с позитива на хардкор, а я наоборот. Уже перечитал про тяжелые случаи, теперь хочу делать позитивные, энергичные песни для общей массы. С меня хватит андеграунда.
Из нового альбома Джон Утарар «Кун сиригэр» записано 4 трэка. Еще 4 готовы к записи, музыка уже есть. А 9 тем ждут своего часа. Весь материал альбома написан на 90%. Музыка полностью авторская, сделанная на заказ, под мой ритм и мелодию. Я не люблю брать из интернета, красть там что-то — это не мое. Мои песни оригинальны и требуют индивидуального подхода. Этот альбом — как признак моей жизни, все самое важное и лучшее. Так что ждите альбом через год или два. Надеюсь, закончу пораньше.

— Расскажи о своем борцовском прошлом.
— Ну, я занимался вольной борьбой в школе. Потом, когда поступил в ЯГУ, стал заниматься хапсагаем. Я очень люблю спорт, не только борьбу, но и пауэрлифтинг, бокс, воркаут. Время от времени делаю ОФП — это бег на 4 и более километров, также подтягивания с отжиманиями. Стараюсь не терять навыков борьбы, посещаю залы. Тут решают: время, регулярный сон и наличие денег. Если чего-то одного не хватает, то получить нужный результат от тренировок уже труднее.

— Вот я смотрю на тебя, и мне кажется, что ты занимаешься не только рэпом с борьбой, а еще и внутренним туризмом, возя людей из Якутска в Оймякон. Так ли это на самом деле?
— Туризм — моя мечта с самого детства! Еще будучи 10-тиклассником, я говорил другу, что скоро наш край будет популярен во всем мире, и нужно использовать этот момент. Ведь туризм — это не только прибыльное дело, он положительно влияет на сохранение природы, культуру народов Севера и уровень жизни в селах.
Моя работа — это туроператорство. Я сам создаю маршруты, лицензирую, составляю цены и страхую туристов. Следовательно, у меня должно быть ООО, а у меня ИП. Над этим как раз сейчас работаю, недавно открыл сайт турфирмы oymiakon-tour.ru. У нас множество маршрутов различной сложности по всем сезонам. А Оймякон, как бренд, становится год за годом популярнее во всем мире. Именно с этой деятельностью я хочу связать свою жизнь. Мне это нравится, а дальше покажет время. Летом всех жителей республики приглашаю на оймяконские кисиляхи «Таас Кыстаабыт»!

— Какой тип женщин ближе твоему сердцу?
— Красота, простота, ум и загадочность. Девушка должна знать себе цену и вести себя соответственно. Не нравятся вульгарные телочки на каблучках с задранным носом, которые употребляют алкоголь, матюгаются как сапожники и думают, что если они красивы, то могут без повода посылать парней. Таких не воспринимаю всерьез, хотя не откажусь от жаркой ночи. Я не даю себя в обиду таким (прим. ред. «братан, тут не матерятся! :)»). Уважаю возраст, вот к чему я прислушиваюсь. Ах да девушки. Очень нравится якутская красота, я это очень ценю. Скромность, длинные черные косы, загадочность и чистота души. И вообще, у нас в Якутии очень много красавиц, которые ведут ЗОЖ, следят за собой и тянутся только к прекрасному.

— Я недавно купил диван-кровать и его матрас жестко пахнет какой-то химией, как будто он хранился в складу с краской. Третьи сутки держу его на балконе, все равно тарит. Что делать?
— Братан, вот это проблема! Запах перебьет только другой, более сильный запах. А если серьезно, то пусть еще немного подержится на балконе, постирай чехол, если не поможет, выбей сам матрас на снегу.

— Пожелания начинающим MC и посетителям группы «Kokrash records».
— Ну, что я могу сказать рэперам? Думаю, что сначала должен быть повод, причина писать. Я считаю, что в сахарэпе не хватает именно сумасшествия и безумия. Рэп-концерт — это не утренник, где все должны держать себя в рамках приличия. Еще мне нравится, когда зрители ощущают мою ауру, и смотрят как будто под гипнозом. Когда разговаривают или не смотрят, лучше я не буду выступать. Я брошу микрофон и уйду со сцены.
И скажу всем-всем рэперам, на заметку. Очень некрасиво выглядит, когда вы сами выступаете на сцене, а другие рэперы стоят внизу не качаются, не машут рукой. Кто-то вообще удаляется из зала до его номера. А когда приходит его очередь, то тех, кто выступил, уже нет. Они уже покинули клуб или где-то расслабляются. Мы сами не поддерживаем сахарэп-музыку и говорим, что мало слушателей. Каждый за себя, 9 баллов эгоистичности. Даже если выходит тот, кто лучше вас, вы ведете себя будто вы лучше, а он ничто. Задумайтесь, музыканты. В этом-то и вся байда сахарэпа. Каждый страдает завышенной самооценкой. Мы должны поддерживать друг друга, и если парень по-настоящему хорош, то надо ему выразить свой респект! На мой взгляд, уйти после своих выступлений и не махать рукой под сценой, могут только те артисты, которых я ранее перечислил. Они завоевали признание публики, и они имеют право так делать.
Редакции сайта огромный респект от рэпера восточного побережья! Очень хорошо, что вы даете знать республике про таких людей, как я. Желаю всего самого наилучшего, будьте здоровы! Всем мир, друзья! Берегите рэп, и тогда он будет беречь вас…

Google+ Linkedin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: